Private Equity Mining – частные инвестиции в добычу полезных ископаемых в Индонезии

Александр Распопов

ООО «Национальный инвестиционный альянс»

Руководитель геологического департамента

 

История горного бизнеса в Индонезии начинается с освоения голландцами месторождений олова на островах Бангка и Сингкеп в 1870-х гг. Позднее, Ост-Индской торговой компанией был налажен экспорт олова в Европу, но процесс развития горного бизнеса и поиска новых месторождений не нашел должного отклика у основного владельца индонезийских концессий — нидерландского принца Генриха, ведь основной доход в то время, Голландская Индия приносила за счет торговли продовольственными колониальными товарами, а экспорт минерального сырья и полезных ископаемых считался среди европейских предпринимателей делом рискованным. Тем не менее, к началу  XX века  голландцы  стали  сдавать свои  позиции хозяев природных богатств колонии в пользу США, Великобритании и Японии. В 1890 —  1900-х гг. намечаются интенсивные поиски месторождений угля на Калимантане, а также проявлений нефти и природного газа в Восточном и Южном Калимантане и по берегам Суматры.

 

С 70-х годов прошлого столетия  Индонезия прочно  заняла  позиции  ведущего  мирового  экспортера  энергетического  угля,  нефти и природного газа, олова, меди и никеля. В новостных лентах мировых СМИ Индонезия представляется вотчиной гигантов горного и нефтегазового бизнеса, таких как Vale, BHP Billiton, Kalimantan Prima Coal, AKT, Freeport McMoran, Shell и British Petroleum. Масс-медиа, финансовые аналитики и сами горные корпорации упорно культивируют эту точку зрения в новостях о взаимных слияниях и поглощениях, публичных финансовых отчетах. К сожалению, данное мнение распространено также в российском бизнес-сообществе, в котором господствующей концепцией является принадлежность к международному горному бизнесу лишь крупных корпораций, которые имеют миллиардные обороты и действуют на уровне межправительственных соглашений.

 

Мы не будем доказывать обратное, но хотим обратить внимание на terra incognita горнодобывающего бизнеса — Private Equity Mining (PEM) как стратегическое инвестирование  частного капитала в перспективные объекты и действующие месторождения в мажоритарных или равных долях. Не будем говорить о преимуществах данного подхода на примере стран, где PEM является привычным и понятным инвестиционным инструментом, таких как Австралия и Канада. Что же представляет вложение частного капитала в горный бизнес в Индонезии?

 

Несмотря на то, что формально ресурсы недр принадлежат государству, частный горный бизнес различного уровня достаточно развит в Индонезии, особенно, если учесть тот факт, что существенная доля государствeнного интереса присутствует в нескольких крупнейших компаниях таких  как Pertamina и Aneka Tambang, а горнодобывающий сектор приносит до 18% ВВП. Следовательно, подавляющее большинство месторождений принадлежит частному местному и иностранному капиталу в разных пропорциях. Собственниками частных горных активов являются несколько десятков кланов, ведущих свою родословную от местных ставленников метрополии, которые с получением Индонезией независимости в 1945 году, стали крупными латифундистами. К концу XX века, наметившаяся тендеция роста азиатских экономик, не обошла стороной Индонезию и привела к мощному притоку иностранных инвестиций в освоение недр архипелага.

 

На данный момент Департаментом энергетики и минеральных ресурсов Республики Индонезия частным недропользователям выданы под разведку и добычу тысячи лицензий. Среди этого разнообразия встречаются объекты права недропользования твердых и горючих полезных ископаемых, минерального сырья. Требуемый объем инвестирования зависит в первую очередь от количества ресурсов и условий промышленной логистики. Общемировая тенденция к повышению цен на минеральные ресурсы делает проект с качественным подтверждением достоверности ресурсов, оптимизированной схемой отработки и продуманной логистикой, практически неуязвимым для колебания цен на извлекаемый продукт. Поэтому, первым риском для иностранного PEM-инвестора, является «риск запасов», количество которых как и качество полезного ископаемого/компонента является одним из определящих моментов рентабельности проекта.

 

Индонезия не стоит в стороне от современных международных правил, являющихся гарантом достоверности подсчета ресурсов для выхода будущей горнодобывающей компании в биржевые листинги. В силу близости Австралии, таким стандартом в Индонезии стал JORC. Справедливо отметить, что выход на IPO посредством приведения документации месторождения в соответствии с требованиями JORC, используется при капитализации крупных горных проектов или месторождений благородных металлов и не столь популярен в сфере PEM в угольные или бокситовые проекты. В компактных горных проектах ресурсообеспеченность доходит до первых десятков миллионов тонн (угля, руды, строительного минерального сырья), и такие месторождения требуют инвестиций от нескольких миллионов до первых десятков миллионов.

 

Конечно, сначала требуется выяснить и максимально конкретизировать пожелания клиента, перед тем как приступить к подбору горного проекта. Если условно разделить предложения на две большие группы, то чаще всего приходится иметь дело с так называемыми greenfield и brownfield. Первые, являются высокорисковыми проектами с неизвестным (или не достоверным на данный момент) количеством ресурсов и аргументированным потенциалом; вторые, представляют собой проекты с частично проведенными геологоразведочными работами, но требующие дополнительных инвестиций в разведку. Встречаются объекты, которые можно назвать месторождениями, но приобретение даже таких с виду надежных активов связано с определенной долей риска. Для таких «завершенных» проектов с высокой степенью достоверности ресурсов и лицензионной чистотой, тем не менее, требуется вдумчивый аудит: начиная с проверки сопроводительной документации и технического due diligence до полного повариантного технико-экономического анализа проекта.

 

Для успеха инвестирования в индонезийские минеральные активы необходим тщательный подбор деловых контактов, т.к. восточная концепция репутационных ценностей в этой стране часто превалирует при принятии решений, но не компенсируется социокультурными факторами, вроде пуштунских понятий в Пакистане. Необходим поиск форм взаимодействия и налаживание партнерских отношений с местными властями и населением, т.к. островная специфика Индонезииподразумевает такую автономность властных структур на местах, что хорошей GR поддержки из столицы может оказаться недостаточно.

 

Итак, мы затронули основные акценты, на которые мы обращали и продолжаем обращать свое внимание при вхождении наших клиентов в горнодобывающий бизнес одной их самых динамичных и перспективных азиатских экономик.